Главная страница »

Бельгийское масонство и немецкие ложи. Часть 1.

Ровно 107 лет назад в Сараево раздались роковые выстрелы студента Гаврилы Принципа, ставшие триггером для невиданной ранее мировой бойни. Противостоящие друг другу народы разделили многие километры траншей. Братьев же разных стран разделила пропасть отрицания и взаимного недоверия, идеалы всеобщего братства и безусловного гуманизма были отринуты ради веры в исключительную правоту своих взглядов на конфликт, без желания приподняться над ними и увидеть весь масштаб катастрофы, услышать Брата, кричащего о ней изо всех сил.

Таким Братом был бельгиец Шарль Магнетт, инициировавший переписку с Великими Ложами Германии для того, чтобы смягчить агрессию немецких войск в оккупированной ими Бельгии. Переписка переведена с французского Братом Кириллом Б.

Бельгийское масонство и немецкие ложи. Часть 1.
Титульный лист брошюры с текстами переписки, изданной Великим Востоком Бельгии

Воззвание от Весьма Достопочтенного Брата Шарля Магнетта, Светлейшего Великого Мастера Великого Востока Бельгии немецким масонам

27 сентября 1914 года

Брат Шарль Магнетт, Великий Мастер Великого Востока Бельгии

Великим Ложам Германии

Весьма дорогие и прославленные Братья,

Война, которая в этот момент разрушает всю Европу и наполняет цивилизованный мир страданиями и событиями, болезненными и ужасными, которые являются ее неизбежным следствием, должна наполнять сердце каждого Масона болью.

Потому что, если Масон имеет существенную обязанность любить и защищать свою родину, находящуюся под угрозой, он должен в то же время смотреть дальше и выше; не забывать, что он исповедует культ человечности, и то, что идеалом было бы то, чтобы промеж народов, равно как и промеж рас, все люди являлись бы братьями, как в Ложах.

Именно с этими чувствами я приглашаю наших немецких Братьев рассмотреть ситуацию и помочь мне в той задаче, которую я хотел бы вместе с ними выполнить.

Безусловно, ответственность за нынешнюю войну не может ни ставиться под вопрос, ни обсуждаться: это проблема, которую Масонство не в состоянии ни решить, ни даже затрагивать, и масоны различных заинтересованных стран могут с полной искренностью полагать, что правота находится на стороне своей родины.

Но все масоны, без исключения, должны и будут согласны с тем, что для чести всего человечества важно избежать возвращения ужасов, о которых все сожалеют цивилизованные люди, а также что было бы крайне полезно расследовать обстоятельства, при которых они были совершены.

Для достижения этой двойной цели нет более квалифицированной институции, чем Масонство.

Поэтому я имею честь предложить вам, прежде всего, обратиться как к гражданскому населению воюющих стран, так и к армиям на местах, с настоятельным призывом и торжественным призывом никогда не отступать от правил гуманности в гражданском и военном праве.

Затем я попрошу вас проявить готовность создать, по согласованию со мной, комиссию по расследованию, которая посетит регионы, где прошли и еще произошла война и еще продолжаются боевые действия, и, собрав все полезные сведения, составит по ним отчет. Эта комиссия будет состоять из делегатов от Великих Лож, принадлежащих нейтральным странам, например, голландского Брата, швейцарца и итальянца, и, естественно, там будут немецкий масон и бельгийский масон.

Я убежден, что для выполнения своей миссии такая комиссия встретится с весьма благожелательной помощью гражданских и военных властей всех стран, вовлеченных в этот прискорбный конфликт.

Я не сомневаюсь, очень дорогой и прославленный Брат, что Вы отнесетесь с пониманием к этим в высшей степени исключительно братским и человечным мыслям, которыми я руководствуюсь в этих обстоятельствах, и мне хотелось бы верить, что вы любезно представите мое предложение компетентной масонской власти, чтобы изучить его, и сообщите мне о решении, которое будет принято.

Твердо рассчитывая на то, что это решение будет благоприятным, и заранее поблагодарив Вас, прошу Вас, очень дорогой и прославленный Брат, принять мои самые уважаемые и братские приветствия.

Шарль Магнетт

Перевод ответного письма из Великой Ложи «Союз»

Дармштадт, 7 октября 1914 года

Достопочтенному Великому Мастеру Великого Востока Бельгии

Весьма почитаемый и очень любимый Брат,

Ваше братское письмо от 27 сентября 1914 года дошло до меня в первых числах октября через Франкфурт. Взгляды, которые вы выражаете в начале письма, делают величайшую честь вашему братскому сердцу; я полностью их разделяю. Что касается преследуемой вами цели, я не могу с вами согласиться. Ведь где же бельгийское, французское и английское масонство остается в этой войне, которая была так преступно навязана нам? Мы не знаем, какую позицию они заняли и что делали, чтобы ее избежать. И, допуская, что они действительно масонским образом хотели энергично предотвратить воинственную ярость в своих странах, кто из бессознательных правителей их государств слышали ее или хотели их слышать? Какая польза в этих обстоятельствах от обращения к народам воюющих стран и их армиям? Господа политики и генералы будут делать то, что они считают уполномоченным латной необходимостью.

Обращение к человечеству и т. д. от наших политических лидеров, наших генералов и их солдат является излишним. Они немцы, а немцы — мужчины даже в самом жестоком бою. И немецкие Братья, обращаясь в соответствии с вашим желанием, нанесут нашим воинам и ответственным политическим группам оскорбление тем, что они усомнились в их человечности? Нет: я никогда не соглашусь на это. К тому же для меня комиссия, создание которой вы предложили, нежизнеспособна. Я твердо уверен в наших армиях и убежден, что они гуманно ведут себя в злодейской войне, направленной против нас, и что наши административные органы гуманно восстанавливают порядок в оккупированных странах. После войны долгом и задачей масонства будет просвещение народов в наших смыслах и наполнение их масонским духом, более чем когда-либо, чтобы предотвратить возвращение таких ужасных времен и не дать людям опуститься ниже, поскольку, к нашему ужасу, мы должны были видеть и слышать об этом из-за наших границ, от знати и их подчиненных. А пока давайте повсюду посвятим себя делам истинной человеческой и божественной любви.

Я остаюсь, в полной мере ценя ваши добрые братские намерения и т. д.

Вильгельм Зюсс

Перевод ответного письма из Байройта от 8 октября

Брат Магнетт хочет:

1. Преуспеть в предотвращении злодеяний и

2. Узнать и расследовать обстоятельства совершения этих злодеяний.

Эта проблема, по его мнению, должна решаться срочным обращением или торжественным приглашением:

1. Культурному населению стран, находящихся в состоянии войны,

2. Армиям в полевых условиях, чтобы они никогда не отступали от правил человечности, гражданских и военных законов.

Брат Магнетт считает, что он придет к практическому решению этой проблемы, создав комиссию по расследованию, которая будет путешествовать по регионам, где проходила и продолжается война, и составит отчет по сделанным выводам.

Таково содержание его письма.

Выраженное в нем желание полностью основывается на масонских взглядах и замыслах, но возникает вопрос, могут ли эти замыслы быть реализованы сейчас, то есть могут ли они быть осуществлены практически. Опасные течения будут противодействовать нынешнему решению этой проблемы, поскольку мы знаем, что зверства врагов с Востока и Запада следует приписывать прямым приказам высокопоставленных офицеров или возбужденным действиям фанатичных священников. Следовательно, считаю невозможным эффективно вмешаться сейчас, не учитывая, что не исключено, что эту комиссия могла бы быть заподозренной в шпионаже. Брат Магнетт полагал, что такая комиссия встретится с благожелательной помощью гражданских и военных властей. Это сильное убеждение, которому противостоит суждение, рожденное мирными размышлениями. К тому же мы знаем, что наши войска не совершали жестокостей. Суровые и безжалостные меры, которые иногда приходилось принимать до сих пор, были вызваны поведением вражеского населения. Что такое жестокость во время войны? Не сомневайтесь в том, что в силу острой необходимости наши войска приняли меры против снайперов и их убежищ? Жестокие действия совершали бельгийцы, французы и русские, когда они калечили беззащитных раненых, хоронили их заживо, когда они без причины убивали женщин и детей и поджигали деревни.

Жестокости были совершены целыми народами, когда они использовали экспансивные пули дум-дум и вероломно использовали белый флаг. Мы слишком хорошо знаем дисциплину наших немецких солдат, чтобы полагать, что они способны на такие действия. К сожалению, их обвиняют в этих жестокостях: это используют в лживых новостях английских и французских газет. Даже королева бельгийцев, баварская принцесса, обвинила наши войска в зверствах и подала жалобу президенту Американской Республики. Она знает об этих обвинениях только из соответствующих газет, сообщения из нашего штаба и наших газет не доводятся до сведения местных жителей: ложь остается существовать и, наконец, находит всеобщее доверие. Пусть Брат Магнетт обратится к раненым и пленным, попавшим в руки немцев, и спросит их, существуют ли мотивы протестовать против жестокости немцев. Соображения нашего бельгийского Брата, несомненно, основаны на таких ложных сообщениях из английских и французских газет, иначе ему сначала пришлось бы обратиться к английским и французским Ложам, чтобы просить их распространять правила человечности. Если бы Брат Магнетт мог обвинить наших немецких воинов хоть в единственном случае ненужной жестокости или злодеяний, мы были бы обязаны работать вместе в масонском смысле. Во-первых, Брат Магнетт должен понять, что его взгляды на немецкие войска и их поведение с точки зрения человечности основаны на ошибочной информации. Это было бы действительно неблагодарным занятием для Ложи, если бы таким образом существовал какой-то способ бороться с ужасающими ложными новостями наших противников.

Несмотря на мое глубочайшее и самое искреннее желание, чтобы наши войска могли оставаться движимыми человечностью и справедливостью в трудных ситуациях могли доказать вражеским странам, что немецкая культура пустила здоровые корни во всех слоях нашего народа, я добросердечно и чутко предостерегаю от рекомендаций в адрес наших войск в настоящее время. Опасные отношение и поведение наших врагов действительно не заслуживают этого.

Кессельринг

Великая Ложа «Цур Зонне» («К солнцу»)

Байройт, 8 октября 1914 года

(Продолжение следует)