Период войны

Война наступила очень скоро, и деятельность «Юпитера», как и других русских лож, была приостановлена. С наступлением немцев на Париж весной встал вопрос о документации лож и о русской масонской библиотеке. Большая часть архивов была сдана на хранение на рю Пюто, но часть архива «Юпитера» вместе со знаменем была спрятана досточтимым мастером Б. Н. Ермоловым в библиотеке Византийского института на рю де Лилль.

Б.Н. Ермолова вызывали несколько раз для допроса «в знаменитую Комиссию на авеню Рапп» и у него был произведен обыск, не давший никаких результатов. Искали главным образом капиталы ложи, и стоило большого труда уверить, что таковых никогда не было, отличительным признаком русских лож был их перманентный пауперизм. Философско-отвлеченный характер работ русских лож был также отмечен и их полная безопасность в политическом смысле». Служба Б. Н. Ермолова в американском научном институте «предохранила его от преследований, а немцы еще с американцами тогда считались. Когда, после вступления в войну Америки, немцы хотели конфисковать всю Византийскую библиотеку, было уже поздно. У них не было времени осуществить их намерение, и вместе с библиотекой уцелели и архивы «Юпитера».

Всё, что было сдано на рю Пюто, погибло, ибо за несколько дней до оставления Парижа правительством архивы были погружены на два грузовика масоном в третьем поколении Франсуа Коллавери (1900–1989) и вывезены в провинцию, где их поместили в одном доме около Орлеана. При приближении немцев масонские архивы были предусмотрительно сожжены, дабы они не попали в руки Гестапо.

Известно, что часть архивов была уничтожена ещё в Париже, в первую очередь те документы, что могли послужить фашистам «отправной точкой для преследования Ордена и отдельных вольных каменщиков». Например, была уничтожена масонская картотека, но оказалось, что эти меры предосторожности излишни, так как все основные имена были хорошо известны

Весной 1945 г. парижские ложи Древнего и Принятого Шотландского Устава, работавшие на русском языке, официально возобновили свои работы: «Юпитер» — 10 марта, «Лотос» — 24 марта, «Астрея» — 25 марта, «Гермес» — 7 апреля, «Северное Сияние» — 24 апреля, «Гамаюн» — 11 мая. В начале следующего года, 6 февраля, состоялось первое собрание нового Совета Объединения русских лож, на котором управляющим мастером вновь, как и в последние предвоенные годы, был избран И. А. Кривошеин. 1 ноября 1945 г. состоялось последнее заседание русского тайного масонского объединения, которое выполнило свои задачи и было ликвидировано в связи с восстановлением лож.

Великая Ложа Франции предоставила русским мастерским свое помещение, соблюдая по отношению к ним полное равноправие и серьезно не ущемляя их автономию. На авеню Рапп, где работала франко-немецкая антимасонская комиссия, были обнаружены ритуальные предметы из полностью разрушенного и разграбленного масонского дома на рю д’Иветт, 29, а также часть библиотеки, которые были возвращены русским вольным каменщикам. В дальнейшем, начиная с 1945 г. вплоть до своего закрытия ложи ВЛФ, работавшие на русском языке, заседали только на рю Пюто.

Русские ложи Шотландского Устава в послевоенный период в основном сохранили свою прежнюю специфику работ:

  • «Астрея» и «Гермес» были преимущественно заняты обсуждением «общемасонских» вопросов: символики, проблем развития современного масонства;
  • «Северное Сияние» пыталось определить пути русской эзотерики;
  • «Юпитер» строил свои работы вокруг рассмотрения проблем личности, культуры, масонства, коллектива и их взаимоотношений;
  • «Гамаюн» был занят подготовкой молодежи к масонскому мировосприятию;
  • «Лотос» изучал современное политическое состояние в мире, чтобы определить перспективы масонства в будущей свободной России.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10