Политика Великих Лож в вопросах международных отношений

Брат Джек Бута 32⁰ Шотландского Устава, PM Paradise Valley Silver Trowel Lodge #29, Великая Ложа Аризоны, США

Широкий взгляд на внешние отношения Великих Лож и их политику. Материалы Международного договора 1814 года, конгресса в Лозанне 1875 года и других мероприятий, в том числе «Миннесотского Дела» 2001-2002 гг.

Сегодня за пару сотен долларов можно взять образец своей слюны, отправить его в лабораторию и через две недели можно проследить свою генеалогию назад на 5000 лет. Жаль, что мы не можем взять образец своего мозга и интеллекта, чтобы узнать, о чем думали в прошлом наши предки, однако для этого мы можем использовать их записи. К радости исследователей масонства, существует более чем достаточно документации, оставшейся после нескольких прошлых столетий, чтобы позволить нам получить некоторое представление о философии и верованиях наших первых братьев, которые в значительной степени были связаны с религией.

Хотя масонство отрицает все обвинения в том, что оно является религией, нет никаких сомнений в том, что оно имеет серьезные религиозные коннотации, и, хотя обсуждение религии в ложах запрещено, она пронизывает все аспекты масонства. Так было с самого начала. Мне кажется, что религиозная тема весьма значима во всех ранних масонских рукописях. Некоторые исследователи считают, что самая ранняя из сохранившихся рукописей, поэма «Региус» 14-го века, была скопирована с рукописи Джона Мирка «Наставления для приходского священника». Пока что исследователи не сошлись в едином мнении, к чему относится эта литература – средневековой, тринитарной, дидактической литературе, написанной, чтобы передать моральные и этические уроки. Те же религиозные заявления появляются в манускриптах Кука, Лансдауна и Слоана . На самом деле, примерно 20 манускриптов, написанных до образования Великой Ложи, начинаются с воззвания к Святой Троице. На протяжении более чем ста лет Европу разрывали на куски кровавые войны, и, как короли, так и церковь, использовали свое собственное определение Бога, чтобы осудить своих врагов. Религия стала знаменем, под которым было модно объявлять войны ради увеличения власти и благ. В начале 1600-х люди, которые не были каменщиками по профессии, начали искать убежища в ложах, где они могли говорить открыто, не опасаясь предательства. К тому времени как в 1717 году была основана Великая Ложа Англии и Вестминстера, Англия наконец преодолела последствия Реформации. Новые конфессии уже пустили свои корни и если бы масонство распространилось за пределами Англии, то ему пришлось бы открыть свои двери и тем верующим, которые не были христианами-тринитариями.

Масонское Провозглашение Веры.

В 1722 г. Джеймс Андерсон, пресвитерианский священник и масон, был нанят новой Великой Ложей для того, чтобы переписать ее «конституции». Он сделал довольно резкий и смелый шаг к воплощению в жизнь идеи всеобщего Братства. Первые два уложения в его Конституции были инновационно-радикальными отхождениями от понятий, принятых ранее, которые в дальнейшем позволили Братству обратиться к людям всех вероисповеданий. Его первое уложение, связанное с Богом и религией, вызвало большее количество комментариев и неверных трактовок, чем любое другое за последние 258 лет. Оно звучит следующим образом:

«Вольный Каменщик обязан, в силу данного им обязательства, подчиняться Нравственному Закону и если он верно понимает Царственное Искусство, то никогда не станет глупым атеистом или безбожным вольнодумцем. В старые времена Вольные Каменщики обязаны были исповедовать религию именно той страны и того народа, среди которого пребывают, каковой бы она ни была. Ныне полагается разумным, оставив им самим точно определять свои религиозные убеждения, обязывать их принадлежать к той лишь религии, в которой согласны между собой все без исключения люди. Эта религия предписывает им быть людьми добродетельными и верными, людьми честными и порядочными, вне зависимости от личных убеждений и конфессиональной принадлежности каждого из них, в силу чего Франкмасонство становится Центром Единения и средством установления истинной дружбы между людьми, которые иначе были бы разделены непреодолимой пропастью».

Андерсен начинает с напоминания об обязательстве масона следовать Нравственному Закону. Для любой религии того времени этот закон подразумевает в формуле «не делай другому то, чего не желаешь себе». Масон, который действительно понимал смысл масонского Искусства, не мог сомневаться в существовании Бога, как не мог быть нравственно несдержанным распутником, отвергающим мораль, этику и существование высшей власти во вселенной. Широко раскрывая двери, он отклоняет аргумент, что в христианской стране масон должен быть христианином, он говорит лишь о признании существования высшей Сущности и клятве соблюдения морального закона; религиозные же верования являются личным делом масона.

Однако люди никогда не принимают даже самые лучшие законы, не пытаясь изменить их в свою пользу. Немногим более чем через 30 лет будет создана новая Великая Ложа и будет написана новая конституция, на сей раз ее автор, Лоуренс Дермотт, будет католиком, который попытается вернуть масонство в царство христианства.

«Вольный Каменщик обязан, в силу данного им обязательства, подчиняться Нравственному Закону, как истинный Ноахид, и если он верно понимает Царственное Искусство, то никогда не станет глупым атеистом или безбожным вольнодумцем и не пойдет против своей совести. В старые времена Вольные Каменщики-христиане обязаны были исполнять христианские обычаи той страны и того народа, где они путешествовали или работали, которые можно встретить у всех наций и во всех религиях. Им вообще следует придерживаться той религии, в которой согласны между собой все без исключения люди (оставляя за каждым Братом его собственные убеждения); то есть чтобы быть достойными и истинными людьми, Мужами честными и достойными, какие бы Звания, Религии или Убеждения ни отличали бы их; поскольку они согласны в трех великих статьях Ноя и этого достаточно, чтобы сохранить крепким Цемент Ложи. Таким образом, Франкмасонство становится Центром Единения и средством установления истинной дружбы между людьми, которые иначе были бы разделены непреодолимой пропастью».

Эта конституция требует, чтобы масоны твердо верили не только в истинное вероисповедание предвечного Бога, как оно преподносится католической церковью, но и в священные тексты, которые приняли и издали сановники и отцы Церкви для всех добрых людей. Таким образом, атеисты, которые, естественно, не признавались христианами, не могли вступить в орден.

Шестьдесят шесть лет спустя маятник вновь качнулся обратно. Масонская конституция Объединенной Великой Ложи Англии, образованной слиянием лож Древних и Современных, открыла двери для мужчин всех вероисповеданий и ввела понятие Бога, как Великого Архитектора Вселенной.

«Вольный Каменщик обязан, в силу данного им обязательства, подчиняться Нравственному Закону и если он верно понимает Царственное Искусство, то никогда не станет глупым атеистом или безбожным вольнодумцем. Из всех людей он лучше прочих понимает, что Бог видит не так, как человек. Взгляд человека направлен вовне, Бог же смотрит в сердце. Таким образом, масон никогда не сможет пойти против того, что диктует ему совесть. Пусть же религия или способ вероисповедания не послужит причиной исключения человека из ордена, если он верит в славного Архитектора Небес и Земли и следует священным правилам этики. Масоны объединяются с добродетельными людьми любых убеждений в непоколебимом и приятном обязательстве братской любви; им предлагается смотреть на ошибки человечества с состраданием и бороться с ними чистотой своего собственного поведения, чтобы продемонстрировать высшее превосходство веры, которое они могут выразить. Таким образом Франкмасонство становится Центром Единения между добрыми и истинными, которые иначе были бы разделены непреодолимой пропастью».

Понятие Бога в отношении масонской философии продолжало изменяться на протяжении последующих двухсот лет, как показывает нам следующая переписка между Альбертом Пайком и Генри Лисоном.

В 1861 г. Генри Б. Лисон, член Верховного совета Англии, пишет: «Такова была моя привилегия – собрать и сохранить вместе членов Древнего Обряда, рассеянных по этой и другим странам, каждый из которых засвидетельствовал древнее христианское основание Ордена».

В любом случае, 33-х градусная система Шотландского Устава берет начало от Великой конституции 1875 г., написано при правлении Фредерика II. Поэтому любое упоминание христианских корней масонства должно было быть обращено к масонству вообще, а не к Шотландскому Уставу в частности.

Отвечая на это письмо, Великий командор Древнего и Принятого Шотландского Устава Южной Юрисдикции Альберт Пайк писал: «Я не согласен с братом Лисоном в том, что древняя основа ордена была исключительно христианской. Если бы это было так, тогда прусское масонство поступило бы правильно, закрыв двери лож для евреев. Если бы это было так, то утверждение о том, что масонство универсально, было бы мошенничеством. Как в таком случае могли бы существовать ложи для евреев и мусульман? И касательно Древнего и Принятого Устава, если бы у него была христианская основа, как получилось так, что большинство из тех, кто относился к нему в этой стране в период с 1763 по 1800 гг. были евреями?»

Десять лет спустя брат Линдси Маккерси, 33⁰, Шотландский Делегат на конгрессе в Лозанне допустил самое сильное отклонение из всех в масонской истории, касательно понятия масонской веры в высшую сущность, превратив тщательно подготовленные планы английского и французского Верховных Советов в пустышки, и, в то же время, породил яростные споры, которые бушуют и по сей день.

Джон Мэнделберг пишет: «Поскольку Пайк хотел видеть ДПШУ таким же универсальным, как и масонское искусство, он всегда поддерживал требование всех регулярных масонских лож – выражение кандидатом веры в Великого Архитектора Вселенной, как в личностную сущность, чья проявленная воля содержится в любой книге священного закона, признаваемой неофитом. Но английский Верховный совет пошел дальше, требуя от братьев своей юрисдикции четкой веры в христианскую троицу, нисколько не умалив это положение. Ни Пайк, ни кто-либо еще из членов трех британских Верховных Советов не мог представить себе регулярное масонство, которое не было бы основано на вере в персонифицированное божество».

Однако парсы верят в существование единого невидимого Бога. Они полагают, что между добром (силы Света) и злом (силы Тьмы) идет постоянная битва. Силы добра победят, если люди будут делать добрые дела, думать о хорошем и говорить о хорошем. Бог в их храмах представлен огнем. Пайк, должно быть, верил во что-то подобное, поскольку в своей лекции по 28 градусу он приводит цитату из Катехизиса: «Мы верим лишь в единого Бога и не верим ни в кого кроме него; Того, кто сотворил Небеса, Землю, Ангелов… У нашего Бога нет ни лица, ни формы, ни определенного места в пространстве; Нет никого подобного ему и при этом наш разум не может постигнуть его».

Почему же Пайк так радикально поменял свои убеждения после конгресса в Лозанне, прошедшем в 1875 г.?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8