Политика Великих Лож в вопросах международных отношений

События, приведшие к конгрессу в Лозанне 1875 г.

С понедельника, 27 июня, по субботу, 2 июля 1814 г. в Масонском Зале Лондона была проведена конференция. На ней присутствовал Великий Мастер недавно образованной Объединенной Великой Ложи Англии, его королевское высочество Герцог Сассекский; Великий Мастер масонов Ирландии, его милость Герцог Лейнстера; Великий Мастер масонов Шотландии, высокочтимый лорд Киннард. За эту неделю между Великими Ложами было заключено уникальное соглашение. Впервые было подписано формальное соглашение, устанавливавшее внешние отношения между братскими юрисдикциями. Оно стало известно как международный пакт 1814 г.

Соглашение состояло из восьми резолюций, последняя из которых заключалась в том, что соглашение «будет записано, издано и отправлено во все три Великие Ложи, а также во все ложи их юрисдикций».

Эти статьи вдвойне важны. С одной стороны они ознаменовали собой период согласия между двумя Великими Ложами, которые ссорились на протяжении 50 лет. С другой, они создали основу для всей последующих соглашений между масонскими юрисдикциями.

В преамбуле говорится «о строгой масонской экспертизе в тех делах, которые не могут быть ни записаны, ни описаны; было установлено, что три Великих Ложи пришли к согласию во всех важных и основных пунктах Мистерии и Искусства согласно незапамятным традициям и непрерывающимся обычаям древних масонов. И они признали это единство в братской манере, объединив Великие Ложи в единодушном мнении касательно философии и ритуала масонства».

Первые две резолюции связаны с соглашение относительно того, что составляет чистое Древнее Масонство, и указывают на необходимость постоянного Братского общения между Тремя Великими Ложами. Третья резолюция призывает к строгой и священной приверженности простоте, чистоте и порядку Древних Традиций и принципов или «Извечных Истин», на которых и основано масонство. Четвертую резолюцию я рассмотрю отдельно. Пятая резолюция указывает на необходимость того, чтобы любой масон, ищущий помощи, мог доказать, что он на деле является братом, а не самозванцем. Шестая резолюция показывает, что даже в 1814 г. Великие Ложи были обеспокоены не только «моральными качествами, но и знанием уроков степеней». Седьмая резолюция связана с характером масонов, «важность которого очевидна для Братства, начиная со стремлений поддерживать благосостояние Искусства в целом, так и ценности каждого брата с его собственным характером; и следует распространить по всей земле, что на их встречах любые вопросы, которые могут вызвать волнение и противоречие в делах Религии или политики не обсуждаются, однако поддерживается и поощряется всякая мораль и достойное чувство, так же как и устремления к Вселенскому Благу и Взаимной благотворительности по отношению друг к другу».

Я хотел бы отдельно выделить четвертую резолюцию в связи с ее важностью относительно того, как именно должны строиться внешние отношения с братской юрисдикцией. Именно поэтому я привожу эту резолюцию целиком:

«4-я, что каждая Великая Ложа должна оберегать свои границы и никакой приказ не может быть выпущен или пересмотрен ни одной из сторон в пределах юрисдикций других Лож. Так, в случае если одна из соответственных Военных Лож по служебным причинам окажется резидентом на их территории, она должна будет возвратиться в свою Великую Ложу, но должна признаваться, посещаться и получить право посещения и общения с регулярными Ложами в местах, где они находятся. Понятно и предусмотрено, что такая Военная Ложа не может посвящать, переводить или возвышать профанов или братьев, которые не принадлежат к батальону или полку, при котором учреждена данная Ложа; и далее, что нынешняя практика уважения к Ложам, основанным в отдаленных краях одной из Трех Великих Лож, должна продолжать работы и впредь, с нынешней поддержкой».

Первое предложение этой резолюции призывает к уважению принципа исключительной территориальной юрисдикции за 138 лет до того, как Комитет по Информации о признании на Конференции Великих Мастеров Северной Америки 1952 г. провозгласил подобную директиву. Интересно отметить, что согласно брату Р.Э. Паркинсону и его «Истории Великой Ложи Ирландии», еще не успели высохнуть чернила на этой резолюции, английские Провинциальные Ложи за рубежом стали требовать власти над ирландскими ложами, расположенными в пределах их юрисдикций. В результате этого в 1821 г. каждая из Трех Великих Лож имела в двух остальных Ложах своего представителя в должности Великого Офицера. Это также делает понятнее заявление о вере в Великого Архитектора Вселенной, сформулированное на конгрессе в Лозанне, которое стало причиной скорого отъезда оттуда брата Маккерси.

В 1859 г. Великий Секретарь ОВЛА Уильям Грей Кларк разослал всем мастерам ОВЛА письма, в которых предписывал им не встречаться с масонами нерегулярных послушаний. Это стало началом шумихи, которая разразилась в связи с «Обрядом Мемфиса».

Письмо Великого Секретаря начиналось так: «Мне указано проинформировать вас, что ныне в Лондоне и где-либо еще в стране существуют Ложи, именующие себя масонскими». Он увещевал мастеров быть осторожными и не допускать любого нерегулярного «Мемфисского» масона в свои Ложи и подчеркивал: «Братья вашей Ложи … не должны поддерживать связь с нерегулярными Ложами, под страхом штрафа и изгнания из Ордена, а также возбуждения уголовного дела, согласно закону 39, подписанному Георгом III, за участие во встречах незаконных тайных обществ». Это письмо всплывет уже в 1871-м году в конфликте между Робертом Уэнтвортом и братом Джоном Монтегю, Великим Секретарем Верховного Совета 33⁰.

Конгресс в Лозанне 1875 г., и как шотландцы использовали Бога для его разрушения.

В 1854 г. Британия и Франция воевали против России в Крыму; и хотя она остановила продвижение русских, она же явилась бедствием, когда Легкая Бригада свернула на неверный путь. Победа разожгла дух национализма и стремление к колониальному расширению во Франции. 19 июля 18 70 г. Франция официально объявила войну Прусской Империи, которая закончилась её (Франции) поражением в 1871 г. Положение ухудшили действия Наполеона III и его правительства, которые изолировали Францию от других европейских государств. Англия под руководством Глэдстоуна намеревалась ввязаться в конфликт со своим недавним союзником, а другая европейская сила, Россия, не желала помогать Франции, помня об ее участи в Крымской Войне.

В 1875 г., спустя 14 лет после начала кампании Пайка по созыву мировой конференции Верховных Советов, она наконец состоялась в Лозанне, в Швейцарии. К сожалению, к тому времени между Советами был конфликт не только из-за политики их стран, но и непосредственно из-за политики самих Верховных Советов. ВС Франции уже признал поддельный ВС Луизианы, находящийся вне пределов территориальной юрисдикции, установленной Верховным Советом Южной Юрисдикции. Это действие накалило уже и без того напряженные отношения, вызванные подтверждение ВС Франции «Прогресса Океании» на Гавайских островах в 1850-м г. Эти действия вывели Пайка из себя и привели к тому, что ни он, ни кто либо другой из ВС США не присутствовали на конференции. Это стало знаком, предвестником событий, которые должны были произойти.

Такова была атмосфера, в которой 6 сентября был созван Конгресс в Лозанне. Описание событий первого дня приводит брат Джон Мэнделберг:

«Монтэгю от имени английской делегации, очевидно, не желал, чтобы столько времени тратилось на то, что он сам считал крохоборством, поскольку это могло помешать рассмотрению предложений со стороны Англии. Так, в первый же день он утвердил формулу, автором которой мог быть и он сам, в которой говорилось: «Масонство, как повелось от его основания, заявляет о существовании творящего принципа под именем Великий Архитектор Вселенной». В любом случае следует помнить, что английский Шотландский Обряд (широко известный как Розенкрейцерский – Rose Croix) был и в значительной степени остается тринитарным по своей натуре. По сути, к нему могли присоединиться только последователи англиканской церкви, но не методисты, унитарии и пр. Таким образом, попытка Англии смягчить определение Бога, в качестве услуги за услугу, являлась явным нарушением международного пакта 1814 г. и указывает лишь на то, как могут поступаться принципами в угоду власти.

После решения предварительных вопросов Совет был готов перейти к действительно важным делам, намеченных Конгрессом. Первым из них был «Договор Союза». В его второй и последующих статьях изложено почти все то, что Альберт Пайк предложил обсудить в своей повестке, которую он распространил перед Конгрессом. Не должно было существовать явно наднациональной юрисдикции, тех же целей можно было достигнуть, создав постоянный комитет членов Верховных советов, которые придерживались Договора вместе с международным трибуналом Суверенного Верховного Генерала-Инспектора, «Верховным Судом», необходимым для разрешения разногласий и, в то же время, уважающего власть Верховных Советов в пределах их национальных юрисдикций. Единственным аргументом, который мог бы быть выдвинут против, было то, что эта структура, если бы она была создана, была бы слишком громоздкой.

Первая статья Договора отличалась от прочих. Она предназначалась для решения вопросов о юрисдикциях. Возможно, решив не выступать против «творящего принципа», английская делегация обеспечила себе достижение своей второй главной цели. В то время как некоторые определения юрисдикции (например определение Верховного Совета Италии) были спорными, первые два из них произвели эффект разорвавшейся бомбы.

«Для Франции – три ее Департамента в Алжире, Оране и Константине и все ее зависимые территории. Для Англии – Уэльс и все зависимые территории Британской Короны». Если взглянуть на второе определение, то становится понятно, что Верховный Совет Шотландии не согласился ратифицировать договор. Но именно первый пункт, на первый взгляд безобидный, подольет масла в огонь спора между Верховным Советом Южной Юрисдикции США и Великим Востоком Франции, вызванный признанием поддельного Верховного совета в Луизиане; присутствие Верховного совета Южной Юрисдикции на той территории было бы незаконным.

Для шотландского делегата Маккерси было очевидно, что он не мог принять предложенное определение юрисдикции. Оно бы уничтожило Шотландский и Ирландский Шотландский Уставы, существующие в колониях. Это было явное нарушение 4-й резолюции Международного Пакта 1814 г. Он должен был найти способ предотвратить принятие этого определения, но у него не было достаточного количества голосов, чтобы повлиять на англо-французское решение. И если он не мог остановить принятие решения, он должен был остановить конгресс. Чтобы совершить это, Маккерси решил использовать недавно определенное провозглашение масонской веры, как способ победить Англию и Францию, не рискуя основной конфронтацией. В статье «Конвент Верховных Советов ДПШУ – Лозанна, 6-22 сентября 1875 г.» Алан Бернхейм приводит копию письма Маккерси, датированного восьмым сентября:

Гостиница Гиббон,

8 сентября 1875 г., Лозанна

Дорогой Брат,

Я чрезвычайно сожалею, что вынужден уехать в Шотландию этим же вечером, и я прошу, окажи мне услуга, выразив Верховному Совету Швейцарии мою самую теплую благодарность за добрый и братский прием, который был мне оказан.

Я должен также просить тебя оказать мне еще одну услугу – когда перед конгрессом встанет вопрос относительно декларации, прочти им окончание этого письма, поскольку, к сожалению, я не могу присутствовать лично, чтобы огласить совету мои мысли по этому серьезному вопросу.

В Шотландии человек не может быть принят в Масонское Братство, если он не выражает веру в Бога. Это всегда было нашим Масонским Законом и я уверен, что он никогда не изменится ни в малейшей степени. Если в декларации принципов, которая будет принята на конгрессе, будет ясно указано, что масонство требует подобного выражения веры – я буду удовлетворен; но судя по тому, что произошло в комиссии сегодня, вполне возможно, что на конгресс будет вынесено предложение, гласящее что 1) такое выражение веры не является необходимым или 2) будет принято определение, отрицающее или не принимающее индивидуальность Бога, заменив его «Универсальным Принципом» под именем «Великого Архитектора Вселенной». Если любое из этих определений будет принято, я совершенно уверен, Верховный совет Шотландии выйдет из предлагаемой конфедерации.

Я должен извиниться за подобный способ передачи своих мыслей Конгрессу, однако обстоятельства сильнее меня. Я не могу заявить об этом лично, но я не могу покинуть конгресс, оставив какие-либо сомнения относительно этого вопроса у моего Совета.

С молитвой о том, чтобы наш всемудрый Отец всегда хранил тебя, остаюсь твоим братски,

Л. Маккерси, 33⁰

Делегат от Верховного Совета Шотландии

Совершив поступок, достойный Дизраэли, Маккерси прикрылся своим собственным провозглашением веры, поместив себя и свой Верховный Совет в неприступное положение, которое в дальнейшем позволит ему отрицать Конгресс и его результаты, включая одиозное определение юрисдикции. Разыграв свою козырную карту, он немедленно уехал с Конгресса, прежде чем Англия и Франция успели среагировать.

Можно только предполагать, сколь сильно заявление Маккерси задело представителей Верховных Советов. Верховный Совет Швейцарии распространил повестку дня, включив в нее вопрос расширения определения несветской веры в Высшую Сущность, которое может быть принято последователями любой религии. Этот вопрос рассматривался не как основной, но скорее как некая проблема, предшествовавшая основным вопросам Конгресса. Но теперь англичане выглядели, как агенты атеистической доктрины. И хотя конгресс продолжился и оставшиеся участники подписали правки, их усилия были обречены на провал.

В следующем месяце Англия попыталась продвинуться вперед в вопросе юрисдикций, разослав в колонии письма, запрещающие контакты с существующими шотландскими отделениями. Однако бомба с часовым механизмом, которую уже заложила Шотландия, была готово взорваться, нанеся огромный ущерб. Ирландия тут же поняла, какую опасность представляет принятие нового определения юрисдикции всеми Верховными Советами и присоединилась к Шотландии в решении этой проблемы. Термин «творящий принцип» стал синонимом атеизма. Англия ответила на обвинения Шотландии в феврале 1876 г., утверждая, что трудно представить как имя «Великий Архитектор Вселенной» может относиться к чему-либо кроме личного Бога, но к тому времени война на почве религиозной догмы достигла своей высшей стадии. Шотландия послала копии своих возражений в другой Верховный Совет, который был бы поврежден новым определением юрисдикции.

Альберт Пайк провел несколько месяцев в написании возмущенных писем, адресованных и Англии, и Франции, возражая против нового определения юрисдикции. Он понял, что Маккерси принял единственное верное решение для разрешения вопроса. В апреле 1876 г. он полностью изменил свои более ранние положения о понятии Бога и присоединился к Шотландии и Ирландии. Пайк написал письмо в Верховный Совет Шотландии, в котором утверждал, что «понятие Творящего Принципа приведет к брожению умов» и «если мы примем эту фразу, наши храмы будут оставлены, а ритуалы уничтожены».

Великий Восток Франции, наблюдая за сражением вокруг Провозглашения Веры, попытался разом решить проблему, предъявив свою интерпретацию первого уложения Андерсена, утверждая, что вера в Бога вообще не обязательна. На своей генеральной Ассамблее, 13 сентября 1877 г. ВВФ заявил, что кандидату не обязательно заявлять о своей вере в Великого Архитектора Вселенной или в единого живого Бога. Совершив это действие, ВВФ пересек Рубикон. И сегодня, 120 лет спустя, ВВФ остается в своей добровольной ссылке.

Поступок ВВФ и его близость к Верховному Совету Франции привели к нарастанию враждебности между ним и Великой Ложей Англии. Насколько резким было это чувство, стало очевидно уже скоро.

Уже в течение года политическая ситуация в Европе начала ухудшаться. В итоге, Верховный Совет Англии решил использовать празднество, проводимое Верховным Советом Франции в 1878 г., чтобы полностью поменять курс и начать постепенное сближение со своими ирландскими и шотландскими коллегами в США. Англия отправила письмо в Верховный Совет Швейцарии, в котором утверждала, что Верховный Совет был введен в заблуждение некоторыми участниками Конгресса и не понял, что провозглашение масонской веры использовалось для того, чтобы позволить атеистам проникнуть в Орден. Верховный Совет Англии понимал, что у него не остается выбора, кроме как покинуть Конфедерацию. Ничего не было сказано о роли, которую они сыграли в написании этого провозглашения. Война за юрисдикцию велась и была проиграна на поле Веры.

Лозаннский Конгресс дает некоторое понимание политики регулярности и признания на конец XIX в. В тоже время он порождает вопросы относительно причин изменений, которые произойдут в XX столетии. Разумно предположить, что в 1875 г., когда Монтэгю и доктор Роберт Гамильтон посетили Конгресс в Лозанне, они поступили так, потому что Объединенная Великая Ложа Англии признала всех участников Конгресса регулярными масонскими ложами. Фактически, согласно статье Джона Мендлберга, посвященной этому конгрессу, в 1873 г. Бывший Провинциальный Великий Мастер Гамильтон также был Великим Генеральным Секретарем Верховного Совета 33⁰ и помогал составлять повестку дня Конгресса.

Что же из себя представляли эти регулярные и признанные масонские ложи, которые собрались вместе на сессии конгресса в Лозанне? Участниками конгресса были Верховные советы Англии, Шотландии, Бельгии, Франции, Перу, Португалии, Италии (Турин), Кубы, Венгрии и Швейцарии. Также на Конгрессе братом Маккерси была представлена Греция. В то время как они были Ложами, отдельными от своих Великих Лож, ни одна масонская Ложа не может признать другую Ложу иностранной юрисдикции, если та не признается ее Великой Ложей. Следовательно, Верховные Советы Франции, Италии и Португалии в 1875 г. считались регулярными и признанными Объединенной Великой Ложей Англии. Это идет вразрез с более поздним отношением ОВЛА к этим Ложам.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8