Политика Великих Лож в вопросах международных отношений

Новая Великая Ложа Франции и ее отклонение Объединенной Великой Ложей Англии.

В 1879 г. несколько Лож Верховного Совета ДПШУ Франции и ее владений отделились, чтобы сформировать Великую Символическую Шотландскую Ложу (работавшую только в 3 степенях). В 1893 г. в Символической Великой Ложе Франции возникла тенденция продвижения идеи о приеме женщин в масонство и от нее откололись 5 лож, которые сформировали «Права Человека».

В 1894 г. оставшиеся 25 лож сформировали новую Великую Ложу, которая получила название Великой Ложи Франции. В 1899 г. эта Великая Ложа подала прошение о признании в ОВЛА. Уже через три дня к ним вернулся ответ. Великий Секретарь ОВЛА Летчворт 9 октября 1899 г. ответил Великой Ложе Франции отказом на основании того, что Верховный Совет Франции не является Великой Ложей, способной самостоятельно учреждать Ложи, сформировавшие ВЛФ. Также были сделаны замечания относительно того, что ВЛФ не требует наличия библии на алтаре. Действие отказа на молодую Великую Ложу было разрушительным; ВЛФ не сообщала об этом до Великих Коммуникаций 1903 г.

Отношения между Объединенной Великой Ложей Англии и Великой Ложей Франции

Почему ОВЛА так быстро ответила отказом на ходатайство ВЛФ? В 1899 г. ОВЛА поддерживала хорошие отношения с Верховным Советом Франции и существует множество прецедентов признания регулярными Лож, основанных Верховными Советами США, например 10 лож Шотландского Устава, включенные в 16 округ Великой Ложи Луизианы и по сей день практикующие этот исторический Обряд. Еще более озадачивают заявления, сделанные видными членами ОВЛА. Сэр Джеймс Стаббс, Великий Секретарь ОВЛА с 1958 по 1980 гг. заявил, что:

«Переговоры об установлении дружественных отношений с другими Великими Ложами имели место в прошлом, проводились они на основании того, что заявление о признании было рассмотрено Великим Мастером. Была произведена переписка с целью установить природу их руководства и методов, а также, насколько можно понять, отсутствие у них каких либо твердых правил относительно предмета».

Его утверждение не только противоречит причине отклонения Великой Ложи Франции Объединенной Великой Ложей Англии в 1899 г., но и станет оправдание признания Объединенной Великой Ложей Англии другой Великой Ложи, которая в 1913 г. станет известна, как Великая Национальная Ложа Франции.

Роберт Фрек Гулд утверждает, что он был одним из 11 членов комитета, собранного ОВЛА в декабре 1877 г., чтобы определить их дальнейшее отношение к Великому Востоку Франции из-за удаления из их конституции пункта о Великом Архитекторе Вселенной. Два месяца спустя Комитет заявил, что изменение по из мнению «противопоставляется традициям, практикам и чувствам всех истинных и подлинных масонов с древних времен по сегодняшний день». Великая Ложа, среагировав на это сообщение, забрала признание у ВВФ. Однако затем Гулд сообщает нечто, что заставляет задуматься над последующими заявлениями ОВЛА: «Безбожная доктрина ВВФ не разделяется Верховным Советом Франции. Под сенью Великой Ложи Франции 128 Лож, из которых 55 находятся в Париже и его предместьях, и в которых работают 7600 братьев».

Если мы посмотрим на эту ситуацию в свете тогдашних отношений между Великобританией и Францией, действия ОВЛА станут для нас более понятными.

В 1875 г. Дизраэли, британский премьер-министр, договорился о тайной покупке акций компании Суэцкого канала, принадлежащих египетскому хедиву Исмаилу. 24 апреля 1877 г. Россия объявила войну Османской империи и Султан отчаянии просил о перемирии, которое было подписано в Адрианополе 31 января 1878 г. Дизраэли послал к Константинополю флот из шести броненосцев, который прибыл туда 15 февраля и угроза вмешательства Англии в конфликт спасла Константинополь. Дизраэли провел тайные переговоры с Османской империей, предложив султану союз с Великобританией, взамен султан обещал передать Британии Кипр. Получив Кипр, Дизраэли смог бы пойти на уступку России и предотвратить новую мировую войну.

22 января 1875 г. зулусы победили британцев в битве при Изандлване.

В 1881 г. британцы потерпели сокрушительное поражение в Первой Бурской Войне от рук буров под предводительством Крюгера.

В 1884 г. Ансар атаковал Хартум, вырезал гарнизон, убил Гордона и водрузил его голову на палатку Махди. Гордона послали туда, чтобы помочь эвакуировать египетские силы, запертые в ловушке из-за восстания Махди. Британская империя выглядела весьма уязвимой. Европа была пороховой бочкой и каждая страна, казалось, несла к ней зажженные спички.

Инцидент в Фашоде

Англии была крайне нужна победа и национальный герой. В Брате и генерале Китченере она получила и то, и другое. Он был назначен губернатором британских территорий Красного моря в 1886 г. и начал наступление на армию Махди. К 1892 г. он стал главнокомандующим египетской армии. В 1898 г. он сокрушил сепаратистские суданские войска Аль-Махди в сражении при Омдурмане и занял соседний город Хартум, где его успех принес ему почести в 1898 г.

Правительство Франции считало британскую оккупацию Египта опасной относительно собственных планов на эту область. Надеясь отрезать британский мыс от каирской дороги, 24 февраля 1896 г. они издали приказ, приказав капитану Жану-Батисту Маршану привести войска к Верхнему Нилу и занять Фашоду.

Существует некоторый беспорядок относительно войска Маршана и того, был ли он капитаном или майором, однако обычно считается, что у него в подчинении было лишь 7 офицеров и менее сотни сенегальских снайперов. Они вошли в Фашоду 10 июля 1898 г. и подняли французский флаг.

Тридцатипятилетний Маршан был возвышен до своего тогдашнего положения из положения, напротив, весьма скромного. Он родился в городе Туасси, в нескольких километрах к северу от Лиона и был ближе к Марселю, чем к сложному Парижу. Прирожденный лидер, он вырос от рядового до офицера внутри системы, созданной для того, чтобы держать классы разделенными.

19 сентября 1898 г. Маршан выйдет на мировую арену, отказавшись отступить в конфронтации с генералом лордом Китченером, стоящим во главе войска из 25 тысяч солдат, включая 100 камерунских горцев, два суданских батальона и батарею артиллерии. Для французов действия Маршана были настолько героическими, что в Париже был установлен мемориал в его честь. Британцы, однако, смотрели на вещи совсем иначе.

Лишь двумя неделями ранее Китченер победил последователей Махди в сражении при Омдурмане. Узнав о том, что Фашода занята отколовшейся бандой махдистов, Китченер отправился туда с пятью пароходами, полными британских и суданских солдат. 19 сентября Китченер и его войска высадились в Фашоде, где они лицом к лицу встретились с Маршандом.

За месяц до сражения при Омдурмане, Лорд Солсберийский прозорливо просчитал действия, которые должны были быть исполнены в точности. Следовало поднять и британский, и египетский флаги. Хотя в то время не было необходимости определять политический статус Судана, однако правительство Её Величества полагало, что ввиду предоставленной Египту финансовой помощи, Англия могла требовать права первого голоса в вопросах, связанных с Суданом. Сирдар (генерал Китченер) был уполномочен послать флотилии вверх по Голубому и Белому Нилу и лично продвинуться к Фашоде, взяв с собой небольшое количество британских солдат, но флотилия на голубом Ниле не должна была пойти дальше Розейреса. Не должно было быть признано ни одно владение Франции или Абиссинии в любой части Долины Нила и следовало избегать столкновений с абиссинцами. Сидар должен был убедить любого французского полководца, что его присутствие в долине является нарушением британских и египетских прав. Он мог послать небольшое войско за место слияния Собата. У бельгийского короля также не было прав ни на какую часть Долины, за исключением договора об аренде Ладо.

Информация дошла до Отдела Разведки и 8 сентября были получены новости о восьми белых офицерах и 80 черных солдатах в Фашоде, что они отбили атаку посланных халифом пароходов. Соответственно, Сирдар со своим войском продолжал двигаться вверх по течению до 10 числа. Оставив без внимания безрассудное и довольно слабое нападение на его флотилию в Ренхе, он был в нескольких милях от Фашоды 18 числа. Он сразу же написал «Главе европейской экспедиции», сообщая о своей победе при Омдурмане, действиях при Ренхе и грядущей высадке в Фашоде. Ответ был доставлен следующим утром сенегальским сержантом в стальной гребной шлюпке. Майор Маршан, командир морской пехоты, поздравил генерала с победой и заявил, что по приказу своего правительства он занял Бахр-эль-Газаль до самой Фашоды, куда он прибыл 10 июля.

Флотилия сразу же прибыла в Фашоду и пришвартовалась напротив старых правительственных зданий; вскоре после этого майор Маршан и капитан Жермен были приняты на борту Дель Сирдаром и его штабом. Китченер искренне хвалил Маршана и его компаньонов за их длительное и трудное путешествие, при этом он вежливо сообщил, что присутствие французов в Фашоде и в долине Нила расценивается, как прямое нарушение прав Египта и Британии, и что он решительно против занятия ими Фашоды и поднятия французского флага в доминионах Хедива.

Маршан ответил ему, что находится здесь по приказу правительства, без указания которого он не может уйти. Тогда Китченер спокойно заявил, что он собирается поднять египетский флаг; он считал, что не встретит серьезного сопротивления, поскольку его армия была несоизмеримо больше, и он решил разместить канонерский корабль в удалении от французских позиций, чтобы помочь их отступлению. На это Маршан ответил, что он и его войско должны покориться неизбежному и, если потребуется, готовы умереть, однако он должен адресовать вопрос об отступлении своему правительству, без чьего приказа он не мог спустить свой флаг и принять благородное предложение Сирдара. Во время беседы Маршан держался достойно, по-военному, хотя он знал, что нуждается в боеприпасах, и если бы его оставили одного, дервиши бы быстро сделали свою работу с ним и его небольшим войском.

Национализм в обеих странах начал подливать масла в огонь и как Англия, так и Франция стремились к открытым военным действиям. Более 90 дней Маршан находился в шатком положении, в то время как бушевали волнения и призывы к войне, звучавшие в обеих странах. Со своей стороны Брат Китченер вместо того, чтобы использовать ситуацию в своих интересах, пополнил запасы Маршана.

Война была предотвращена лишь когда Франция согласилась вывести свои войска и 4 декабря 1898 г. приказала отступить из Фашоды. 21 марта 1899 г. было подписано соглашение ,в котором Франция отказывалась от каких-либо притязаний на Фашоду.

В той ситуации, когда Англия и Франция были готовы вцепиться друг другу в горло, сомнительно, что хоть одна французская Великая Ложа могла получить признание ОВЛА. К тому же у ОВЛА все еще были проблемы с братской юрисдикцией, которая потребует заключения еще одного соглашения между тремя Великими Ложами. В 1905 г. оно было заключено.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8