История масонства в России

«Елагинский» период 

С 1770 года под руководством И.П. Елагина начинаются работы Великой Провинциальной Ложи, которая официально получает Конституцию Андерсона и И.П. Елагину выдается Патент Провинциального Великого Мастера. Под управлением Великой Провинциальной Ложи, возглавляемой И.П. Елагиным, в первой половине 70-х годов XVIII века работало 14 Лож:

  • Ложа «Муз» (Мастер Елагин, Иван Перфильевич);
  • Ложа «Урании» (Мастер Лукин, Владимир Игнатьевич); 
  • Ложа «Беллоны» (Мастер Несвицкий, Иван Васильевич);
  • Ложа «Астреи» (Мастер Дубянский, Яков Фёдорович);
  • Ложа «Марса» (Яссы, Мастер Мелиссино, Пётр Иванович);
  • Ложа «Минервы» (Мастер барон Гартенберг);
  • Ложа «Скромности» (Санкт-Петербург);
  • Ложа «Клио» (Москва);
  • Ложа «Талии» (Москва-Полоцк);
  • Ложа «Равенства» (Москва-Санкт-Петербург);
  • Ложа «Екатерины» (Архангельск); 
  • Ложа «Трёх Подпор» (Архангельск); 
  • Ложа «Эрато» (Санкт-Петербург);
  • Ложа под управлением Р. И. Воронцова (Владимир).

​В мастерских работало более 400 братьев.  И.П. Елагин развил активную деятельность, как в распространении франкмасонства, так и в его благоустройстве. В признание его заслуг система стала называлась «Елагинской» и базировалась на английской и немецкой системах ритуалов и масонских структур. 

​Благодаря исследованиям академиков А. Н. Пыпина и П. П. Пекарского, известны многие подробности работ лож елагинской системы и её отличия от других систем. Академиком Пекарским были найдены подлинные ритуалы, использовавшиеся в «елагинских» ложах (переведенные И.П.Елагиным лично). Следует отметить, что И.П. Елагин стремился удержать три первоначальных степени — «Ученика, Товарища и Мастера», и если он и принял впоследствии четыре высших, рыцарских степени, то они не играли заметной роли, а были просто почетными званиями. Сам И.П. Елагин в своих «Беседах» относится отрицательно к увеличению числа степеней: «Не уповайте новых орденских степеней, ниже суетных украшений».

Одним из ключевых элементов «елагинской» системы являлась необходимость самопознания и нравственного самоусовершенствования и исправления всего человеческого рода. Елагинская система была чужда политики: об этом прямо говорится в бумагах Елагина, на это же указывал Н.И. Новикову и П. Б. Рейхель. Строго говоря, И.П. Елагину не удалось построить систему, которую можно было бы выставить в противовес тем «вольтерьянским взглядам», против которых боролось масонство. Серьёзные этические, религиозные, отчасти и социальные вопросы оказались не под силу тогдашней научно-критической мысли, представленной в братстве.

​Также в начале 1770-х годов, альтернативой Елагинской масонской системе лож, стала, так называемая, «Шведская» или «Циннендорфова система». Настоящая система была основана, приехавшим из Германии в Россию бывшим гофмейстером Браунгшвейгского двора П. Б. Рейхелем. В 1772—1776 годах Рейхель основал восемь Лож:

  • Ложа «Аполлона» (Санкт-Петербург),
  • Ложа «Гарпократа» (Санкт-Петербург),
  • Ложа «Аполлона» (Рига),
  • Ложа «Изиды» (Ревель),
  • Ложа «Горусы» (Санкт-Петербург),
  • Ложа «Латоны» (Санкт-Петербург),
  • Ложа «Немезиды» (Санкт-Петербург)
  • Ложа «Озириса» (Санкт-Петербург — Москва).

​В 1775 году в ложу «Астрея» елагинской системы, был принят сразу в третью, мастерскую степень Николай Иванович Новиков — известный русский журналист, издатель  и общественный деятель. О характере тогдашнего масонства мы знаем из отзывов Н.И. Новикова: ложи занимались изучением этики и стремились к самопознанию, сообразно с каждой степенью. Однако Н.И. Новиков и некоторые другие масоны не были удовлетворены существующей системой и искали более глубоких познаний, что и привело к соединению в 1776 году (вопреки воле Елагина), большинства «елагинских» лож с «рейхелевскими» (и работе в высших степенях (градусах). Ложи объединились в единую систему, и стали называть себя «Соединённые». С 3 сентября 1776 года, они признали себя подчиненными Великой Ложе Берлина «Минерва».

​Созданный союз на время оживил петербургских франкмасонов и теснее связал их с Москвой. Однако, вышедшая в 1775 году книга «О заблуждениях и истине», Луи Клода де Сен-Мартена, имевшего огромное влияние на умы русских масонов того времени, вызвала новое движение среди свободных каменщиков, и родило стремление завязать более тесные контакты с иностранными Ложами. Это привело к расколу в русском франкмасонстве. По рекомендации П.Б. Рейхеля, многие ложи присоединились к «шведской» системе. При этом с ам П.Б. Рейхель, петербургская ложа (Н.И. Новиков) и московская ложа князя Н.Н. Трубецкого остались верны созданному ранее союзу.

Таким образом в России стали существовать две системы: «рейхелевско-елагинская» и «шведская» (также известная как «циннендорфская»). В 1777 году шведский король Густав III в ходе посещения Санкт-Петербурга не только посетил собрания Ложи, но и посвятил в масонство великого князя Павла Петровича. В 1778 году московская ложа князя Н.Н. Трубецкого присоединилась к Шведской системе; к ней примкнул и Николай Иванович Новиков. Ложа, членом которой он являлся, в 1779 году закрылась, а сам он переехал в Москву. Этим закончилось господство елагинской системы.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7